Дмитрий Горчаков. Немного атома и радио (nucl0id) wrote,
Дмитрий Горчаков. Немного атома и радио
nucl0id

Записки присяжного заседателя. Том пятый.

1. На позапрошлой неделе мы закончили судебное следствие, т.е. рассмотрение фактических обстоятельств дела. После небольшого перерыва были прения сторон. Если завтра не возникнет ничего непредвиденного, коллегия удалится в совещательную комнату для вынесения вердикта. Скорее всего завтра не успеем, так что выйдем с решением во вторник.

2. После окончания судебного следствия прокурор отказался от части предъявленных обвинений. Для коллегии это было довольно неожиданно. Судья в очередной раз, как он уже неоднократно и практически каждый день по тем или иным поводам говорил нам, сказал что это не стоит принимать в расчет при вынесении вердикта. Ок, типа забыли. Не суть. Не самый серьезный эпизод выпал.

2. Прения сторон были наиболее яркой и эмоциональной частью судебного процесса. В отличие от судебного следствия, где мы, неоднократно, порой по нескольку раз в день, перескакивали с эпизода на эпизод, рассматривая отдельные фрагменты дела, в прении сторон прокурор, адвокаты и потерпевшие изложили свои целостные картины произошедшего. Наконец-то были изложены четкие, различные версии одних и тех же событий, выбор между которыми нам и предстоит сделать. Один из адвокатов, чей подсудимый обвиняется в самых тяжких эпизодах, так гладко изложили свою версию, что ахнули не только присяжные с прокурором, но и другие адвокаты. Выступал он не один день, в конце хотелось даже зааплодировать. Запомнил фамилию хорошего адвоката, в чьем профессионализме не раз пришлось убедиться по ходу процесса. Результат его стараний будет известен через пару дней.

3. Присяжные, не смотря на то что вроде как именно им предстоит решать судьбу подсудимых, сами очень ограничены в арсенале средств влияния как на процесс, так и на результат суда. Реально чувствуешь себя лишь винтиком судебной системы, черным ящиком, которому на вход дают отфильтрованную и пережеванную другими информацию, а на выходе ждут лишь нолик или единицу в качестве ответа. Возможностей расширить входящий поток информации почти нет. Возможностей обозначить свое мнение на выходе, чтобы его не округлили до нуля или единицы - еще меньше. Сложно сказать подробнее не раскрывая обстоятельств дела, но вот беспокоит меня такая ограниченность. Причем не в плане того что хочется взять на себя больше ответственности и сделать как надо, а потому что в данных формализованных обстоятельствах придется в любом случае давать ответ, который не будет полностью честным с моей стороны. Обобщение в той или иной мере, попытка выбрать наиболее близкий к правильному вариант ответа на корявый вопрос. О том, насколько это процесс далек от выяснения правды, я вообще молчу. Верю - не верю, да и только.

4. Из объективных причин описанному в п.3 вижу несколько:
- По нашему законодательству присяжные ( в отличие от американских, например) рассматривают лишь и только фактические обстоятельства дела, и не имеют право получать информацию о подсудимом как о личности. Это, кстати, не всегда понимают подсудимые, которые просят о рассмотрении их дела судом присяжных. Они рассчитывают сыграть на публику, на не искушенных в юридических делах присяжных, рассказать о том, какие они хорошие или сказать что из них выбили показания - ан нет, нельзя об этом говорить в суде и точка.
- Наши следственные органы добывают доказательства и показания таким образом, что в суде у присяжных возникает множество вопросов. Однако мы их даже задать не можем, так как это касается процессуальной части дела, а не фактических обстоятельств.
- Мы видим лишь то что нам показывают - т.е. подсудимые играют на публику (на нас) зная, что мы не видим их при решении все тех же процессуальных вопросов, не знаем о них ничего кроме того что нам говорят в суде. Последнее принципиально отличает дела рассматриваемые с участием коллегии присяжных и с участием профессионального судьи, который и ведет процесс и приговор выносит. Мы же лишь выносим вердикт, на основании которого председательствующий в процессе судья выносит приговор.

5. Еще о приговоре и вердикте. Это разные вещи. Коллегия присяжных выносит вердикт - заполненный опросный лист с ответами на вопросы по каждому эпизоду и подсудимому. По каждому преступлению мы решаем было ли оно, участвовал ли в нем подсудимый, виновен ли он и заслуживает ли он снисхождения. В нашем большом деле вопросов будет не меньше полусотни. На основании вердикта судья будет выносить приговор - решение суда о назначении того или иного наказания (например конкретные сроки) по каждому подсудимому либо о признании его невиновным. Вердикт, в отличие от приговора, обжалованию не подлежит. Оглашать вердикт буду я...

6. С вынесением вердикта участие в процессе коллегии присяжных оканчивается. Нас распустят и судья удалится для вынесения приговора. Скорее всего приговор будет через несколько дней после вынесения вердикта. Сам процесс был закрытым. Оглашение же приговора будет открытым. Говорят, что обычно даже телевидение бывает. ТАУ наверняка приедет снять сюжет о приговоре по этому громкому делу. Присяжные же могут и не ходить на оглашение приговора. Но я приду.
Tags: записки присяжного заседателя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments