Дмитрий Горчаков. Немного атома и радио (nucl0id) wrote,
Дмитрий Горчаков. Немного атома и радио
nucl0id

Categories:

Атом VS Антиатом

Прокомментировал тут по просьбе igorpodgorny текущую ситуацию по взаимодействию атомщиков и антиатомного движения в России. В статье собраны комментарии разных интересных (Евгения Чирикова) и знакомых по давним спорам в жж людей (Владимир Чупров и Евгений Усов из Гринпис РФ). Собственно, где как не в жж давать на это ссылку. Сама статья под катом

ed133dc42ebe05632a1d7511b4a03f03.jpg
Международный форум-диалог Росатома, Москва, 23 ноября 2016 г. Фото: Общественный совет госкорпорации Росатом




Отношения между Росатомом и российскими экологическими организациями никогда не были стабильными: противостояние, недоверие, закрытость и неприятие – взаимные обвинения сыпались со всех сторон. "Однако открытость Росатома привела к расколу (кризису) уже внутри экологического движения в России", считает Александр Никитин, председатель правления экологического объединения «Беллона».

6aef89cbf3e8a85851a85c034369b1a4.jpgАлександр Никитин, фото Daniel Sannum Lauten

Недавно он опубликовал статью, в которой высказал мнение о проблемами и вопросах участия общественности в форумах-диалогах. В частности, по теме атомной энергетики.

"Когда 11 лет подряд проводишь одно и то же мероприятие в одном и том же формате и практически по одной и той же теме, то стоит ожидать, что это мероприятие перестанет быть актуальным или интересным. Особенно для тех, кто участвует в нем из года в год, а таких на форуме – большинство. Например, у меня на подобных собраниях появляется чувство дежавю, и возникает вопрос, для кого и зачем это все организуется", пишет Никитин о недавней встрече "Атомная энергия, экология, безопасность".

Однако дальше Александр Никитин говорит, что форум неплох, просто его формат и его "тональность" стали иными.

Форум-диалог был буквально насыщен информацией по тем темам, которые предварительно анонсировались, поэтому можно сказать, что все желающие могли получить информацию, участвуя и задавая вопросы, — пишет Александр Никитин. Добавляя, что, "как выяснилось, со стороны многих общественников это все еще расценивается как «промывка мозгов». В социальных сетях можно было наблюдать выставленные после форума фотографии, сделанные лет десять назад с плакатами «здесь Росатом промывает мозги»".

eeac69ceab194e03e8924a434d0bc1b1.jpg2009 год, активисты развернули плакат после выступления гендиректора Росатома Сергея Кириенко на Международном общественном форуме-диалоге «Атомная энергия, общество, безопасность» в Санкт-Петербурге

По мнению Александра Никитина, "часть представителей общественности, которая позиционирует себя как «антиядерщики», «настоящие экологи» и «представители населения», устойчиво считает это мероприятие (форум-диалог Росатома, прим. ред.) «имитацией взаимодействия», «изображением вида диалога», «безнадегой» (куда их зовут (или не зовут) как бедных родственников) и даже «закрытым шабашем»".

Простите за ещё одну длинную цитату из статьи Александра Никитина, но тема настолько важная и болезненная, что из песни слов не выкинешь:

Сегодня общественное антиядерное движение раскололось на тех, кто называет себя «настоящими экологами», и тех, которых обозвали «конструктивными» (с плохим смыслом этого слова) общественниками (даже не экологами). «Конструктивных», которые входят в общественные советы и различные рабочие группы, связанные с атомной отраслью, обвиняют во всех грехах, в том числе, и в развале общественного антиядерного движения. В этих обвинениях наблюдается больше обид и эмоций, чем корректной и разумной аргументации.

Объективно общественное экологическое движение (и антиядерное, в частности) по разным причинам потеряло былую активность и профессионализм. Это произошло по разным внутренним и внешним причинам (уход профессиональной «старой гвардии», «агенты», экономические трудности, черный пиар и т.д.). Но полагаю, что существенная причина ослабления антиядерного общественного экологического движения еще и в другом.

Атомщики, с приходом к руководству в отрасль новых людей (сравнительно молодых, не связанных с советским атомным прошлым), все-таки начали меняться в плане отношения к общественности. Они перестали рассматривать общественность как врагов, которых надо ненавидеть и «мочить». У них нет такого презрения к «непрофессиональным экологам», как было раньше в Минсредмаше и Минатоме.

А оставшаяся немногочисленная старая гвардия антиядерных общественников (новой практически не появилось) все еще оставалась на «войне» и остается там до сих пор. К ним не пришло понимание того, что если ты хочешь воздействовать и менять любую большую и сложную общественно-технологическую (и в некотором смысле политическую) структуру (которой является ГК «Росатом»), то с ней надо быть в процессе взаимодействия, чтобы знать, что там происходит, и иметь возможность воздействовать на неё изнутри.

Рискну предположить, что себя автор статьи о "расколе" относит к "конструктивным". И его слова о "смертных грехах" — не аллегория, а реальность. В своё время я почувствовал это и на себе. После командировки на Кольскую атомную станцию. Я поехал туда в качестве фотографа, с одобрения начальства (в 2010 году я работал в энергетическом отделе Гринпис России), за деньги организации (от оплаты билетов и проживания организатором поездки мы отказались). Мне удалось сделать интересный репортаж, судя по многим отзывам. На пресс-конференции я задал вопросы, которые мы подготовили.

a5fe288356e82284fd7c6c2ec5f43d87.jpgКольская АЭС, фото: Игорь Подгорный

После публикации фотоотчёта в Живом журнале один из комментаторов написал: "Печально. Ну вот как можно было так быстро и так сильно деградировать? Раньше были яркие, интересные репортажи. Теперь - слегка перефразированный гигантский пресс-релиз с кучей ссылок, который больше похож на передовую статью в журнале "Огонек" образца 73-го года".

До сих пор не понимаю, чем я так провинился. Может быть тем, что не сфотографировал из-под полы столовую? Это было единственное место на станции, где съёмку не разрешили...

Повторюсь. Тема, которую поднял в статье Александр Никитин — сложна и болезненна. Никитин прав: отношения между Росатомом и российскими экологическими организациями никогда не были стабильными. Но это нормально, мне кажется. В отношениях между столь разными сторонами держать друг друга "в тонусе" — полезно. Если отношения меняются — это тоже неплохо. Но есть ли кризис? Неужели позитивные изменения (если они, конечно есть) со стороны одной из сторон (Росатома) стали/могут стать причиной кризиса другой (экологов/общественников).

Мы задали этот вопрос людям, которые, как и Александр Никитин, не раз и не два участвовали во всевозможных "атомных" пресс-турах, круглых столах и форумах.

Владимир Чупров

0de65cdc2c3fe4262653535a4fc6e331.jpgВладимир Чупров, фото: Гринпис

Владимир Чупров, руководитель энергетического отдела Гринпис России: "У Александра Никитина большой личный опыт общения с Росатомом. И неплохо, что такое общение и человек, который его ведёт со стороны НКО, есть. При этом я не готов утверждать, что в общении между общественными организациями и Росатомом произошли существенные стратегические изменения. Соответственно, не вижу и причин утверждать о наличии объективного раскола (кризиса) внутри российского экологического движения по этому вопросу.


Евгений Усов

5ba8d0a1667c8602d32c69340cd1a4b3.jpgЕвгений Усов, фото

Евгений Усов, пресс-секретарь Гринпис России:

"Раскола нет, есть разные взгляды на проблемы.

К примеру — есть обоснованное мнение, что РАО (радиоактивные отходы, прим. ред.) должны оставаться там, где они наработаны. Это принятая практика в мире. Есть мнение, что и в пределах страны тоже должно быть так. В частности, справедливо критикуется отправка РАО в Челябинскую область, где от этого страдают люди.

Разные мнения есть о планах строительства "ядерного могильника" под Красноярском, в Ленобласти. В частности, много споров по поводу отправки РАО с ЛАЭС (Ленинградская атомная станция, прим. ред). Но при этом есть обоснованные суждения о том, что хранить такие опаснейшие вещества надо там, где для этого созданы наиболее приемлемые на сегодняшний условия. То есть, в той самой Челябинской области".

Круг замкнулся, проблема осталась, копья ломаются, в том числе среди экологической общественности. В какой-то мере этот спор можно представить старым как мир спором технократа с гуманистом. На данный момент нет однозначного ответа кто прав — у каждой стороны куча аргументов и лучший ответ вообще лежит вне этого спора. Прекратите создавать РАО и проблема будет не такой острой.

Один из основополагающих принципов существования биосферы — биоразнообразие. Чем больше в экосистеме разных видов, тем она устойчивее. Точно так же и в обществе человеческом и в НКО-движении. Должны быть разные организации, с разными подходами и мнением, чтобы процесс шел эффективно.


Евгения Чирикова

ee3a9e61204b4b37591d5d1e763594b0.jpg Фото: Игорь Подгорный

У Евгении Чириковой, лидера движения «Экологическая оборона Московской области» и «Движения в защиту Химкинского леса», мы спросили о расколах внутри движений, которые она возглавляет. Спросили и о том, можно ли считать расколом смену жизненных приоритетов одного из активных защитников Химкинского леса, Олега Мельников. "Медуза" упоминает его в материале про трудовое рабство в России — активист, когда-то бывший одним из инициаторов «Антиселигера» и движения в защиту Химкинского леса, позже в российской политике разочаровавшийся (в 2014 году Мельникова сначала задержали по «Болотному делу», а потом он поехал в Донбасс воевать за ополченцев).

dbef6171798973e9dc89293ee0bc2c60.jpgОлег Мельников, фото: Виталий Рагулин

Насчёт Олега. Он правда очень активно занимался защитой Химлеса, пока был лагерь в лесу. Ему даже челюсть сломали, и он продолжал борьбу со сломанной челюстью, рискуя здоровьем. Очень печально, что через несколько лет после борьбы за Химлес он поехал участвовать в безобразиях ДНР. Но это его выбор. Ни о каком расколе среди защитников Химкинского леса я не слышала. Проблемы у движения были, но связаны они были с насилием со стороны власти, тот же Мельников как и многие другие активисты пострадал от бандитов, нанятых властями.

Поскольку я мало интересуюсь скандалами, то ни о каком расколе среди экологов не знаю. Зато вижу массу примеров, когда не профессиональные экологи, а обычные граждане, невзирая на опасность, организуют такие же движения как в защиту Химкинского леса. 10 лет назад такого количества инициативных групп не было. Сейчас у всех на слуху истории с защитой парка Торфянка, Живописной. В регионах не менее значимы и громкие кампании в защиту Хопра в Воронежской области и против Томинского ГОКа в Челябинске, в защиту Сунского бора в Карелии.


Дмитрий Горчаков

8b7ad31fd1c3e229930e1312617cbe90.jpgФото из личного архива

Дмитрий Горчаков, сотрудник НПП Эксорб, ведущий научно-популярной рубрики на Серебряный Дождь - Екатеринбург:

ействительно, на мой взгляд, накал страстей вокруг противостояния атомщиков и антиатомщиков сильно снизился за последние лет 5-7. Возможно, конечно, что я просто потерял интерес к публичному обсуждению этих тем и спорам в интернете. Но думаю, что есть и объективные причины.

Во-первых, закончился ряд очень противоречивых и встреченных в штыки экологами программ, типа ввоза ОГФУ (обеднённый гексафторид урана, прим. ред.) в Россию.

Во-вторых, мне кажется, что своего рода кризис экологических организаций происходит на фоне общего затухания гражданской активности в стране и проблем с работой НКО.

В-третьих, действительно нельзя на отметить перемен в самом Росатоме и его политике открытости. Я еще помню времена первых пресс-туров журналистов на атомные станции, которые теперь стали рутиной и даже в некотором роде проблемой для пресс-служб – их сотрудникам уже приходится сильно ломать голову над тем, как привлечь внимание прессы и что еще такого показать, что до этого никто не видел. На АЭС может попасть и любой желающий в рамках организованной экскурсии. В годовых экологических отчетах станций есть отдельная строка о количестве проведенных экскурсий – это целевой показатель, который стараются повышать. При этом я вижу, как мало людей приходит на публичные презентации таких годовых отчетов, что тоже говорит о низком интересе к тематике. Более того, уже не первый год Росэнергоатом проводит конкурсы для журналистов, пишущих на атомные темы, организуя для финалистов мастер-классы от лучших журналистов страны, отбираемых действительно по критериям высокого мастерства, а отнюдь не пропаганды и способности лучше похвалить концерн. То есть заинтересованность в повышении уровня освещения своей деятельности налицо, и занимаются этим давно, усердно и эффективно".


P.S. Помните "О чём говорят мужчины"? — Когда тебе не хочется хотеть чего-то хотеть — вот это кризис!

Хочется верить, что и "атомщикам" и "антиатомщикам" ещё долго будет хотеться чего-то хотеть. И это станет залогом их эффективной совместной работы, а не только причиной для взаимных обвинений.

А иначе это не кризис — это п..ц!

P.S. И, да, расскажите, кто знает, почему на Кольской АЭС не разрешили снимать в столовой? Может там был кризис какой-то, котлеты не той формы или гречка подгорела?


Читать подробнее на сайте Активатика

Tags: атом, околополитика, экология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment