Дмитрий Горчаков. Немного атома и радио (nucl0id) wrote,
Дмитрий Горчаков. Немного атома и радио
nucl0id

Categories:

Атомно-бытовая романтика

Если вы думаете, что я тут целыми днями на Кольской АЭС работаю, то вы не ошибаетесь. Порой даже без обеда. Просто потому, что сходить на обед – это минимум 20 минут только на то чтобы выйти с рабочего места за периметр станции. А потом столько же обратно, и это не считая собственно похода до столовой и обеда.

Иногда, знаете ли, полезно для профессионального роста и расширения кругозора сменить деятельность офисного планктона-аналитика, делегата конференций и бизнес-миссий, лектора и радиоведущего на будни радиохимика-лаборанта (вы же, конечно, помните что моя основная работа это именно работа в компании "Эксорб", где мы пытаемся спасти мир от радиации, разрабатывая технологии очистки радиоактивных отходов на неорганических сорбентах) и поработать недельку в бетонной коробке внутри цеха по обращению с РАО с приточной вентиляцией, без окон и за стальной дверью 10-см толщины, увешанную там и тут значками радиации, плакатами ПСР (кто знает, тот поймет), табличками на каждом предмете (помним о ПСР!), и уставленную колбами с жидкими радиоактивными отходами (с ними и работаем).

Только на то чтобы оформить пропуск простому командировочному на АЭС, пройти все инструктажи, собеседования, измерение на СИЧ (счетчик измерения человека, который проверяет вас на внутреннее загрязнение техногенными радионуклидами) и получить все допуски нужно минимум полдня, и это еще хороший показатель.

Проход к рабочему месту преграждают несколько барьеров физической и радиационной защиты, где нужно показывать пропуска, документы, называть или вводить на клавиатуре несколько разных кодов (их все надо запомнить!), сличать отпечатки пальцев, проходить санпропускник с полным переодеванием (из своего на вас в итоге только трусы).

И только после всего этого можно смело топать во всем белом и казенном, с каской на голове и дозиметрами на груди по узкими и натопленным коридорам, покрытым наливным пластиком снизу и увешанным трубами и кабелями по потолкам и стенам, мимо циклопических агрегатов и внезапных коллег-атомщиков, к своей заветной лаборатории-бункеру.

В принципе, это уже не первая моя подобная командировка и работа на ядерном объекте. И в качестве журналиста я тоже все это проходил не раз, хотя там обычно требования попроще, даже если это сеанс с полным переоблачением. Но все равно любопытно замечать нюансы, отличающиеся от места к месту. Иногда все эти меры кажутся избыточными, и часть из них попахивает давними и совершенно нетехнологичными традициями на устаревшей материальной базе.

Но есть и технические и организационные новинки, которых я больше нигде не видел кроме Кольской АЭС. Но рассказывать, пожалуй, я о них не буду. Просто отмечу, что прогресс есть и в деле радиационной безопасности и контроля на АЭС у нас все строго и в целом неплохо.

Конечно, после такой смены испытываешь смешанные чувства свободы, свежести, и такое по-мужски приятное и малодоступное жителям мегаполиса ощущение, когда выходишь из раздевалки как будто отпахав смену на шахте или заводе. И еще одно, тяжелое для современного человека ощущение информационного голода. Смартфоны и прочие средства связи командировочным не положены, поэтому фото моих со станции не будет, а на связи я только утром и вечером из гостиницы. Удивительно, но только потеряв круглосуточную связь, я понял, как много контактов мне приходится поддерживать в течение рабочего дня и как осложнилась работа (кроме командировки же еще полно всего) и жизнь в эти дни.

Но это все лирика и романтика атомных будней. После рабочего дня гулять по самому городу Полярные Зори тоже особо не получается. И не только потому что устаешь, а работать по другим проектам приходится вечерами. На самом деле и гулять то особо негде. Большинство достопримечательностей я уже показал несколько дней назад, а погода и сезон напоминают худшие дни грязьбурга.

Тем не менее, сегодня я на полчаса выбрался к реке Ниве, что протекает в 50 м от моей гостиницы. К ней пришлось спускаться по крутому склону, еще засыпанному подтаявшими сугробами. Но спуск стоил того, потому что глядя на реку можно почувствовать свое маленькое место в этом мире. Как раз за мной на селфи видно проточное озеро Пинозеро, в которое впадает река и течет дальше в сторону Кандалакшского залива. Так что всего в 20 км за моей спиной уже Белое море, омывающее Кольский полуостров с южной стороны. С северной он омывается Баренцевым морем, и между ними около 200 км. Такова ширина этого полуострова в Заполярье, занимающего 70% Мурманской области. Кстати, Кольская АЭС обеспечивает область электричеством на 60% работая всего в половину своей мощности. Это довольно печальная история, просто в области резкий спад производства и станция недозагружена.

А я через пару дней снова пересеку полуостров в направлении юг-север, чтобы выдвинуться из Мурманска домой.

Такой вот урок атомной жизни и географии в одном селфи)


Tags: атом, наука, поездки, работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments