Дмитрий Горчаков. Немного атома и радио (nucl0id) wrote,
Дмитрий Горчаков. Немного атома и радио
nucl0id

Categories:

Эфир на ЕТВ и кое-что об информполитике Росатома

Вчера пригласили на местный телеканал ЕТВ, поговорить все о том же ввозе урановых "хвостов". Ольга Павлова замечательный интервьюер - разговорила меня не только на технологию и матчасть процесса, которые я уже описывал ранее, но и на разговор об информационной открытости Росатома. Высказал несколько мыслей, которые ранее публично не озвучивал. Попробую сформулировать письменно. Пусть они покажутся наивными и очень поверхностными, но уж какие есть. Мысли - под катом. А ниже - запись эфира.





Мысль первая, пессимистичная. Росатом большой. Это огромный технологический и инфраструктурный организм, у которого много лиц, сотни подразделений и организаций, множество функций и задач. Он исторически вырос из закрытого Минсредмаша, отвечавшего за атомный проект, он до сих пор занимается оборонкой. Но глобально его можно поделить на две части – мирную, гражданскую, и военную, или как минимум часть двойного назначения. Я уже многие годы выступаю своего рода экспертом, к которому СМИ обращаются за вопросами на ядерную тематику, особенно когда происходит какое-то ЧП или подозрение на него. По своему опыту могу сказать, что самым открытым в Росатоме является Росэнергоатом – та его часть, которая занимается производством энергии на АЭС. Сложный вопрос что тут следствие, а что причина, но они больше всего на виду, к ним чаще возникают вопросы (любой чих на АЭС – это информационный повод), их функции более понятны, но главное – они занимаются мирным атомом. Это лицо атомной энергетики, их продукт и его польза обществу практически понятна (вокруг этого тоже много споров, но на фоне многих других атомных дел это так), а о хорошем рассказывать легко и приятно. Росатом давно строит АЭС за рубежом, и это пример высокотехнологичной экспортной продукции, которая качественно выделяется на фоне экспорта сырья или оружия. Короче, что я хочу сказать – при всей закрытости (а Росэнергоатом это часть Росатома, и они тоже отягощены этим бременем), их открытость заметна на фоне других частей Росатома.

Но происходит масса радиационных инцидентов и на других предприятиях или объектах, порой даже не связанных с Росатомом. Взять тот же взрыв под Северодвинском (курирует все Минобороны, Росатом там исполнитель), или выброс рутения в 2017 (формально никто ответственность на себя так и взял, но подозреваемый остался один - тут как с дырочкой на МКС), или тот же ввоз обедненного урана (вообще не проблема с точки зрения технологии, но попробуй это объясни). Для обычного гражданина, не специалиста из отрасли, все это все равно связывается с госкорпорацией, и даже глобальнее – с Государством, с властью во всех ее проявлениях, которая всегда что-то скрывает, всегда готова обмануть. И закрытость тех частей Росатома, которые занимаются технологиями двойного назначения, и тем более военными, пусть отчасти и оправдана секретностью, все же бьет по отрасли в целом. И популярная стратегия «проигнорируем или просто скажем что у нас все хорошо, а потом как-нибудь рассосется», может дать тактические плюсы, но не работает в долгую, потому как недоверие в обществе только накапливается, как мышечная память, которая в нужный момент говорит устами обывателя сложившуюся формулу «радиация=власть все скрывает=Чернобыль». И это касается всех атомщиков, чем бы они ни занимались.

Мысль вторая, оптимистичная, которая пришла мне весной на форуме Атомэкспо-2019 в Сочи. У меня есть маленькая надежда. Она совершенно не перекрывает пессимизм мысли первой, просто идет параллельно. Росатом – крупная международная компания. Она строит атомные станции, ядерные центры и ведет проекты в десятках стран мира. Самых разных. В том числе и в тех, где довольно развиты экологические организации, общественный контроль, в т.ч. через СМИ и выборные органы (Финляндия, например). В том числе и тех, где ранее вообще не было атомной промышленности (тут список огромный – Турция, Египет, Бангладеш и т.д.). И в этих условиях, играя отчасти по рыночным правилам, Росатом порой вынужден работать с обществом, объяснять, рассказывать, убеждать, подстраиваться, потому что ему нужно реализовать эти проекты на новых местах, где к этому не привыкли (в России есть подобные примеры, например, Нацоператор по обращению с РАО, но их мало). И делать это в условиях, отличных от российских. И это, я надеюсь, многому учит Росатом. И я надеюсь, что лучшие положительные (а не отрицательные) практики будут привноситься и внутрь страны. Хотя есть мысль первая, которая губит все на корню.

Такие вот мысли популяризатора атомных технологий.



Tags: атом, видео, ссылки, экология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments